Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 30 мая 2013 г.

И снова к вопросу о колбасе


И снова к вопросу о колбасе
Пока евреи ехали на Святую Землю, чтобы умирать, им верили. Как только появились первые поселенцы, из табакерки выскочил иерусалимский муфтий Хадж Амин Аль-Хусейни и заявил, что лично у него евреи вышли из доверия, поскольку они, оказывается, едут в Палестину не просто умирать, а еще и жить. Потом англичане заявили, что лично у английской королевы евреи вышли из доверия, поскольку они, оказывается, едут в Палестину не просто жить, а еще и государство свое создавать. Потом евреи вызвали недоверие немцев тем, что хотели, оказывается, не просто выжить, но еще и свое мировое господство создать.

Когда уже лично у евреев вышли из доверия арабы, англичане и немцы, евреи решили, что лучше начать строить свое собственное государство, а уж если терять доверие, то - друг к другу. Подозрение начали вызывать все. Евреи с номерами на руках подозревались в липовых татуировках для получения льгот, сталинисты подозревали троцкистов, кибуцники - капиталистов, а все вместе вышли из доверия у социалистов, поскольку возникло подозрение, что они все не столько хотели ступить на Святую Землю, сколько хотели не вступать в партию МАПАЙ.

Алия восточных евреев вызвала подозрение тем, что хотела примазаться к европейским евреям липовыми родословными. После Шестидневной войны вызвала подозрение алия 70-х, поскольку хотела примазаться к победоносной стране липовыми дипломами. Когда к власти пришли правые евреи, доверие к евреям в целом было окончательно подорвано левыми евреями, а доверие к арабам, англичанам и немцам - окончательно восстановлено.

Когда неожиданно выяснилось, что ни иерусалимский муфтий, ни английская королева, ни канцлер Германии голосовать за израильских левых не собираются, левые срочно начали искать электорат в странах, где о них еще ничего не знали.

Оказалось, что в полном неведении находятся советские евреи, и как только началась алия 90-х, левые решили, что наконец то нашли тех, кого долго искали. Как только алия 90-х не проявила должного интереса к левым, ее тут же - на нервной почве - обвинили в том, что ее вообще ничего не интересует, кроме как в будущем году в Иерусалиме припасть к колбасе. В результате из двенадцати миллиардов долларов, выделенных Америкой для репатриантов из СССР, только один миллиард был потрачен на долгожданные мясоколбасные изделия, а остальные деньги исчезли в неизвестном направлении.

Через год алия 90-х осталась без средств, а колбаса осталась без алии 90-х, поскольку все деньги пришлось отдать за съем квартир, а голоса - за партию Щаранского. В перерыве между рассказами о тюрьме репатрианты все-таки спросили : " Где деньги или хотя бы ключи от квартиры, где эти деньги лежали?".

Была создана комиссия, и через несколько месяцев Щаранский сообщил, что деньги пойдут на строительство дорог, а потом, сняв кепку добавил: "А ведь могли и просто разворовать". Видимо именно в этот момент стало ясно, что алия в Израиле не для того, чтобы в нее вкладывать, а для того, чтобы на ней зарабатывать, и что время сионистских сантиментов закончилось и начались суровые будни свободного рынка.

Потом стало ясно, что и слово "рынок", и слово "свобода" в Израиле понимают превратно и жить здесь по принципу: "Раньше думай о Родине, а потом о себе" просто опасно, поскольку этим можно спровоцировать местное население делать с тобой то же, что оно делает с Родиной.

Родину, правда, грабили давно и разнообразно, но когда спонсоры намекнули, что они тоже евреи, появилась идея затеять вместе с арабами мирный процесс, под который можно было бы получать деньги в любом месте и в любом количестве.

Не успели высохнуть чернила норвежских соглашений, как в центре Парижа появились новые владельцы фешенебельных вилл из ближайшего окружения Арафата. В автономии появилось фешенебельное казино, израильскими совладельцами которого стали члены авторской группы норвежских соглашений и высокопоставленные сотрудники канцелярии главы правительства.

Если финансовые вливания сокращались, переговоры прекращались, и шапка мирного урегулирования опять шла по кругу.

Террор и бизнес, правда, не прекращались, но этому никто не удивлялся, потому что Арафат открыто повесил на грудь медаль нобелевского лауреата в борьбе за мир рядом с иракским орденом "Мать всех войн", а бизнес - потому, что Шимон Перес уже давно предупредил арабов, что государство Израиль не сионистский проект, а экономический от которого будет хорошо всем, и арабам и евреям.

Хорошо было действительно и тем и другим, но далеко не всем. Например, будучи в Америке, Эхуд Барак с Арафатом изобразили в дверном проеме сцену "нанайской борьбы", после которой газовое месторождение в районе Ашкелона неожиданно оказалось в кармане у Арафата. Сделать этот трюк Барака попросил бывший глава отдела службы ШАБАК Йоси Гиносар. В Иерусалиме долго не понимали, что он вообще делает на переговорах, если в списке участников переговорной группы его фамилии нет. Потом выяснилось, что он присутствует там в качестве личного казначея Арафата, а потом на его личном счету неожиданно обнаружилось 30 миллионов долларов, а потом он неожиданно умер от неожиданного сердечного приступа.

Тем не менее , шапка мирного процесса по-прежнему шла по кругу, рулетка в казино по прежнему крутилась, а бензин, цемент, асфальт и другие восточные сладости по-прежнему лежали на столе переговоров. В результате полной приватизации мирного процесса -- три начальника Генштаба ушли в бизнес, один премьер-министр в могилу, другой - в кому, третий - кандидат в каталажку, а народ ушел в состояние нищеты и отчаяния с полной потерей доверия к собственному правительству.

Это все, что осталось от мирного процесса.

В нашем законодательстве должна появиться новая статья – "За нанесение морального ущерба народу Израиля". Это не имеет никакого отношения к советнику министра финансов Ави Симхону. Определению "Колбасная алия" - уже двадцать лет, и после того как партия НДИ получила пятнадцать мандатов, можно относиться к подобным нападкам как к "лаю из-под забора". Ави Симхон опасен для государства в целом. Потому что нельзя занимать такую должность, не обладая способностью видеть, кто именно в этой стране - между Родиной и наживой - выбирает наживу. Если глаза видели то, что было в действительности, а мозги выдавали желаемое за действительное, значит - это результат определенной политической паранойи. Если Ави Симхон действительно, как финансист, высчитал, что именно алия съела за двадцать лет все запасы колбасы с конца вегетарианского периода, значит, он плохо считает. Поэтому Ави Симхона надо увольнять не как расиста, а как специалиста, и если он занимает важный государственный пост, значит, его увольнение должно быть делом государственной важности. Как расиста, Симхона нужно наградить туристической поездкой в Россию с обязательным посещением Елисеевского гастронома, где он, как бывший финансист, сможет решить – стоит ли ради израильской колбасы лететь за тридевять земель или ради нее даже из дома выходить не стоит.

Всевышний вручил Тору именно евреям не потому, что они были очень хорошими, а потому что другие на тот момент были еще хуже. Поэтому хочется надеяться, что в новом 2011 году среди нас будет меньше предателей и прежде, чем договариваться с арабами, мы договоримся между собой и голосовать будем за лидера не потому, что он наш идеал, а потому что другие еще хуже. И пусть Израиль живет вечно!
ZMAN.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий