Общее·количество·просмотров·страницы

пятница, 17 мая 2013 г.

Иллюстрация к анекдоту



emirdavid


Полемизировать со статьей Владимира Идзинского, с необычайно оригинальным  и остроумным названием  «Елена Толстая как зеркало российской ментальности» (Журнал «22», 2010, N 158) даже скучно  – настолько большинство высказанных там упреков по адресу «русских» репатриантов старо и банально. Приехав в Израиль, в 1992 г., автор, по его словам не может припомнить «ни улюлюканья, ни травли» в отношении репатриантов,  о которых упоминает критикуемая им Е.Толстая. Тем более, ни о каких притеснениях не может быть речи,  по его мнению, нынче, когда «уже есть русские министры, и не один, а сразу несколько, много русских депутатов Кнессета».
  Тут сразу же вспоминается бессмертное советско-еврейское: «Лично я с антисемитизмом никогда не сталкивался», - а также разнообразные перечни именитых евреев, коими доказывалось  отсутствие данного нехорошего  «-изма» в счастливой  советской реальности.
  
Думаю,  г. Идзинский согласится: наличие артистов или профессоров соответствующей национальности и даже – тов. Дымшица в составе Политбюро ЦК КПСС – прекрасно уживалось с притеснением евреев. В противном случае, осмелюсь предположить, беглецов, коим так удобно оказалось сбыть подержанное барахло, здесь оказалось бы гораздо меньше. Возможно даже, что среди оных  не было бы  автора этих строк, а также г-на Идзинского… Впрочем, на него, по его словам, и так не хватило.
      Я приехал в Израиль раньше В. Идзинского и еще успел застать последние аккорды эйфорических песен о Большой Алие как «Божьем благословении», «золотом дожде, пролившемся на Израиль» и т.п. На моих глазах и довольно-таки быстро эти песни сменились совсем иными – об алие наркоманов, проституток и пьяниц (она же «колбасная»). Подразумевалось, видимо, что все предыдущие устремлялись сюда исключительно из высокоидейных сионистских соображений. Между прочим, как раз такая реакция на приток многих тысяч потенциальных конкурентов и обладателей чуждого менталитета представляется более естественной, чем предыдущая, с самого начала изрядно отдававшая фальшью. Другое дело – отношение к этой ситуации со стороны истэблишмента и тех же СМИ.
    В газетах замелькали заголовки вроде: «Так пропивают корзину абсорбции», формулировки типа: «алия из России – это наш позор» (я даже авторов помню, ну да оставим это  за давностью лет). Школьники ужаснули социологов результатами опроса об отношении к сверстникам-репатриантам. Господствовавшим настроением оказалась лютая ненависть – и не только потому, что «они угрожают нашим заработкам», но и за то, например, что «они нарочно заправляют рубаху в джинсы, чтобы показать лейбл»... Можно было бы улыбнуться, если бы эти настроения не сказались весьма ощутимо – в буквальном, физическом смысле этого слова – на обладателях заправленных рубах.
    Репатриантов  изображали основными носителями чуть ли не всех мыслимых пороков и виновниками самых разных проблем – от упомянутых пьянства и разврата до уклонения от призыва и роста аварийности на дорогах…  Да ведь и сам г-н Идзинский упоминает о 62 процентах израильтян, считающих новых репатриантов виновниками алкоголизма среди израильских подростков…  Видимо, до появления русских, местным тинэйджерам были совершенно неведомы спиртное, травка и даже, возможно, секс. Кстати, свобода, чтобы не сказать, разнузданность в последней области характерны больше для местной, извините, культуры, чем для русской…
   Если я правильно понял, упомянутое количество процентов для автора – гарантия правильности мнения. Тут хочется сразу же поинтересоваться, какая часть репатриантов разделяет, например, точку зрения процитированного им приятеля: «в этой Израиловке все аферисты,  и все стараются друг друга обмануть»? А вдруг показатель превысит 50 или, тем более, 60 процентов? Следует ли в таком случае счесть указанное мнение правильным?
   Вынужден, правда, признать: курс обучения чистке зубов (о котором  упоминает Е. Толстая) лично меня миновал – может быть потому, что не пришлось жить в кибуце. Зато меня  учили, например, пить кофе (видимо, считая, что этого напитка я в жизни не пробовал и даже не видел). Или задавали вопросы вроде: умею ли я считать?..  
        Могу только порадоваться за нашего автора, если его в процессе абсорбции впечатления такого рода миновали (хотя, честно говоря, верится слабо). Однако же из этого никак не следует, что их не было ни у кого.
   Перечислять все это  и многое другое, повторяю, скучно.  И, боюсь, бесполезно.  Ибо статья напоминает раздраженную реакцию человека, внезапно разбуженного посреди сладких сновидений…  Как пел некогда  А. Галич, «не трожьте его, не надо, пускай человек поспит»…
    Вот на что, однако, хочу обратить внимание читателя.   В числе олимовских пороков имеется, по В. Идзинскому, и такой (прощу прощения за длинную цитату):
«Вместо того, чтобы обратить внимание на самих себя, подумать, как самим стать лучше (например, как сократить преступность и пьянство в русской общине) многие представители русской общины с самого начала начались действовать по-российски: бросились обучать и воспитывать коренных израильтян, ругать все израильское, решать мировые проблемы. Мы одержимы идеей, что только русские спасут Израиль… Только русские могут ликвидировать все плохое, что есть в Израиле. Какое чисто российское самомнение!»
   Причины у преступности и пьянства могут быть разные, как привезенные из страны исхода, так и приобретенные по новому месту жительства. Бывает, в частности, вариант, еще в 70-х описанный Эфраимом Севелой. Человека разными способами доводят до полной потери лица, после чего  объявляют: вот видите, какой сброд сюда приезжает.
   Но лично я, например, совсем не против поиска путей борьбы с пороками. Я также не уверен, что русские – последнее спасение Израиля. Однако же, если я правильно понял В. Идзинского, русским вообще не годится «свое суждение иметь» о чем-либо, кроме как о самосовершенствовании. Ну, просто  Лев Толстой в израильском исполнении, даром что никому из графов не родня -  в отличие от Елены.
   Процитированная позиция особенно удивительна  в свете того текста, который сам г. Идзинский обнародовал всего несколько лет назад. Я имею в виду его статью 2007 г. «Израильское общество – временный кризис или начало распада?» (Не знаю, где она напечатана, я нашел ее в Интернете - http://www.sunround.com/club/22/146_idzinsky.htm )
). Название, как и содержание, на мой взгляд, вполне тянет на попытку «решения мировых проблем». Вероятно, автор к моменту создания данного текста уже считал себя в достаточной степени старожилом,  чтобы позволить себе рассуждать не только о том, «как самим стать лучше».
   Однако текст, по-моему, небезынтересный. Автор делает краткий обзор израильской истории в свете взглядов Арнольда Тойнби, полагавшего, что каждая цивилизация время от времени сталкивается с историческими вызовами и от того, какие ответы на них даст, зависит ее, цивилизации, дальнейшая судьба. Вот  В. Идзинский и перечисляет вызовы, с которыми пришлось иметь дело Израилю, и какие ответы на эти вызовы он давал.
   Чем ближе к нашим временам, тем все больше среди этих ответов неуспешных. Среди них  – признание ООП и возвращение Арафата в Палестину, соглашение Осло-2, размежевание, Вторая Ливанская война…  А на последний вызов – кризис политической системы – ответ не был дан вовсе. Как известно, нет его и по сей день. «Неужели израильское общество вступило в стадию распада?» - вопрос грустный, даже трагический, но – в свете вышеизложенного – неизбежный.
   Можно спорить как о  применимости теории британского историка к данному случаю, так и о самой теории, о которой  существуют разные суждения, в том числе весьма критические. Но с Тойнби или без него, картина получается довольно выразительная и, мягко говоря, не очень ободряющая. Однако естественно искать выход из положения. И автор его предлагает:  ради своего спасения Израилю следует «вписаться в реалии Ближнего Востока». «Либо европеизированной элите, - утверждает он, -  придется измениться и расстаться со своей европейскостью, хотя бы частично, либо к власти придет другая элита, способная обеспечить дальнейшее выживание Израиля». 
   Сионизм был, как хорошо известно, европейским проектом. И государство мыслилось как этакий уголок Европы, пристроившийся на Востоке. Отчасти такой установкой объяснялось и представление о грядущих отношениях с арабами: они, мол, будут благодарны евреям за достижения европейской культуры, и на этой основе возникнет добрососедство. Установка на «европейскость»  проявилась и в попытках цивилизованными методами достичь мира.  Иначе говоря, умиротворить неистовых соседей. Не стоит, думаю, напоминать, чем однажды кончились подобные попытки в Европе. Здесь и сейчас также налицо результаты этой джентльменской политики. И тут мы с В. Идзинским думаем совершенно одинаково. Попытки  договориться интеллигентно, с соблюдением западных культурных норм и  гуманитарных стандартов расцениваются другой стороной как слабость и побуждают ее к все более наглому поведению.  Тем более, что Израиль вообще воспринимается как  часть враждебного Запада, органически чуждого местным реалиям. То есть, «европейская» страна со всеми ее достижениями в здешних условия - явление и впрямь, что называется, ненормальное. Логично предположить, что более эффективных результатов можно достичь, «нормализовавшись» и разговаривая на единственном сильнодействующем в нашем регионе языке – языке силы, с полномасштабным применением оной.
   Однако – кто же сможет осуществить желанный мировоззренческий – и, стало быть, политический – переворот, если нынешняя, вестернизированная и расслабленная, элита на это не способна? Оказывается,  в числе прочих, это по плечу... русским.  «Привезенные из России» неевропейские психология, нравственность, неевропейское мышление, «более соответствующие нашему географическому положению» - вот что, по убеждению автора, еще может спасти Израиль.  «Убивать их всех нужно, давить, как жуков, после каждого теракта или обстрела «касамами», убивать по тысяче, по десять тысяч, тогда будет результат…»- вот какой инструмент спасения русские способны применить без колебаний, дай им только волю.
   Может быть, за истекшие годы наш публицист позабыл о том, какую роль отводил русскоязычной части израильтян?  Либо разуверился  - то ли в них, то ли в своей версии? Я бы этому не удивился. Ведь легко сказать: давайте, самосохранения ради, поубавим в себе «европейскости», давайте уподобимся окружающей среде. А в чем, собственно, должно заключаться перевоплощение?  Вокруг, по большей части,  -  деспотические режимы, более или менее прозрачно задекорированные под  демократию. Все больший вес  в  этих странах приобретает радикальный ислам. До недавнего времени исключение составлял Ливан, но перспективы этой страны большого оптимизма не внушают.
   Эти режимы действительно лучше всего понимают язык силы,  и тем лучше понимают, чем этот язык грубее. Сами они действуют обычно в том же духе, если речь идет о защите собственного существования.  В 1982 г., например, покойный Хафез Асад беспощадно, не поколебавшись применить танки и авиацию, подавил восстание «Братьев-мусульман в Хаме. Погибло примерно 25 тыс. человек, но стало тихо. Воспылавшая в последнее время особенно горячей любовью к палестинцам Турция почему-то не торопится проявить подобные чувства  на собственной территории –  в отношении курдов. Иорданская армия некогда  безжалостно выгнала со своей территории отряды ФАТХа. Это сделал тот самый король Хусейн, который – я сам слышал как-то по ТВ  - заявлял, что все арабы, включая палестинцев, - единая нация…
   Уподобиться этой компании? Что ж, в этом случае Израиль, вероятно, мог бы добиться более надежного и долговременного замирения с ней, включая палестинцев. Лет бы 60 или хотя бы 40 назад такую решительность.  А теперь… боюсь, не поздно ли. Даже если не задаваться вопросом: «съесть-то он сможет, но кто ж ему даст?» Неужели Израиль и в самом деле может позволить себе действовать без всякой оглядки на весь мир? Даже – на США?
   Дело, однако, не только в этом. Невозможно быть отчасти беременной. Уж если вписываться, так по полной программе.  Ведь вопрос не только в том, «сохранит ли Израиль военное и экономическое превосходство», утратив признаки европейского государства.  Пришлось бы, видимо, стать настоящей ближневосточной страной, не только в культурном, но и в политическом плане, т.е. той самой диктатурой, соблюдающей демократический ритуал, а, может, и обходящейся без него. Воинственной, не стесняющейся в средствах. Ни снаружи, ни, между прочим, внутри. Потому что жизнь внутри еще Жаботинским рекомендованной  железной стены вряд ли может регулироваться либерально-демократическими  нормами западного образца. Эффективной охране стены они могут помешать.
   Устоит ли такая страна? Возможно. Только – с кем? Допускаю, что многих выходцев из восточных стран, в коих В. Идзинский видит, еще один источник новой элиты, такой порядок вещей устроит. В конце концов, если не сами они, то их родители еще не так давно жили на таких, приблизительно, началах в Ираке или Марокко – и ничего, привыкли. А тут ведь и страна своя…
   Что же до прочих, включая русских, то отношения между ними и «мизрахим» и нынче складываются, скажем так, неоднозначно. Для выходцев с Востока русские не более свои, чем прочие «ашкеназим», если не менее. А уж после «вписывания»… Вольно каждому мечтать о будущей гармонии, в которой  русские сольются с сефардами, образовав  эту самую новую элиту. Пока  что, однако, большого желания сделать это что-то не заметно.
    Может быть, в будущем  Израиль и явит собой пример «новой гибридной цивилизации». Но как бы не оказалось, что  жить в это цивилизации смогут только доморощенные гибриды. Все прочие –  разве что под угрозой смерти. То есть для них еврейское государство окончательно станет не более чем эвакопунктом. Не слишком-то привлекательная перспектива. Хотя, может быть, и единственно возможная.
   Был некогда такой анекдот. Пациент интересуется у врача, как можно обеспечить себе долголетие. Врач объясняет: строгий режим, диета, спорт, никакого, понятно, алкоголя, курения, ну и чтобы с женщинами – без всяких излишеств…  И тогда  доживете лет до ста. Вопросы?
   - Один вопрос, доктор. А на хрена мне такая жизнь?
   Допускаю, что Владимир Идзинский, предложив «овосточивание» страны в качестве рецепта ее спасения, представил, какой облик эта страна в результате приобретет, и, ужаснушись, предпочел перейти к менее травмирующим темам. Например – о неблагодарных русских, не способных оценить всю благость и прелесть нынешнего Израиля. Такого, как есть. Как-то оно спокойнее. Пока…
   9.02.2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий