Общее·количество·просмотров·страницы

понедельник, 30 июля 2012 г.

Государство Дьявола






Свое сознательное детство я провел на Дальнем Востоке, составной части империи Советского Союза.
Но моя безбожная жизнь была до удивления проста и счастлива. Я жил почти на советско-китайской границе,  в военном городке (отец был офицером), посещал сельскую школу. Конечно, и там были свои конфликты. Помню,  основное противостояние было между сельскими хлопцами и ребятами из военного городка. Бывало, после танцев в Доме офицеров были драки между молодыми офицерами и сельскими парнями. Также была некоторая напряженность  у нас в классе между детьми военных и сельскими ребятами. Но в целом – тишь и гладь: ни межнациональных конфликтов, ни идеологических, ни религиозных. Хотя, конечно, личные драмы случались.
С национальными конфликтами я познакомился позже, когда после окончания института, переехал на Западную Украину, в древний и прекрасный город Львов. Вот здесь, особенно с распадом Советского Союза и началом Незалежности нэньки – Украины, я познал, что такое настоящая ненависть между людьми. Ненависть хохлов до москалей. Это как-то плохо вязалось в моем  сознании и с географическим положением Львова (как европейской цивилизованной части страны), и с прекрасной европейской архитектурой старинного города, созданного еще поляками, австро-венграми и евреями.
Тогда меня ошарашило открытие, что, оказывается, близость к культурным корням и центру цивилизации, вовсе не делает жизнь лучше и счастливее. И вообще, чем сложнее жизнь, тем более она уродлива. Чем ближе к центру (культуры, политики, экономики), тем ожесточеннее конкуренция и борьба за место под солнцем. Чем ближе к источнику власти, тем  мутнее воды. Это было откровением  противоестественным (против законов природы), но, тем не менее, истинным.
Поскольку на Западной Украине я был не просто москалем (разговаривал на москальской мове), но еще и жидом, то, не выдержав тягот русофобской и юдофобской украинизации, я перебрался на Землю Обетованную. В самый центр планеты, совсем рядом к святому граду Иерусалиму. Меня, мое тело,  не хотели  видеть национально озабоченные украинцы, и я решил не обременять их своим присутствием.  Святость Святой Земли поразила меня еще на трапе самолета, когда я спускался на  землю, текущую молоком и медом.  Тут очень легко дышалось и писалось, постоянно над головой находилось открытое безоблачное небо. И присутствие Того, с кем я познакомился еще на Украине, чувствовалось особенно явственно. Но как продолжение того, первого откровения, меня ошарашило второе, которое приходило ко мне постепенно, по мере вживания в местную жизнь. Его Противник, - ну тот, которого еще называют отцом всей лжи , -   действовал здесь еще более изощренно и нагло, поражая всякое самое разнузданное воображение. Прямо рядом с  Престолом Изначального творились такие безобразия, которые не в сказке сказать, ни пером описать. Ненависть хохла до москаля показалась мне детским лепетом по сравнению с ненавистью еврея к еврею. Лучше плюньте мне в глаза или ударьте меня ножом, запретите мне говорить на  моем языке и кидайте мне в спину свои презрительные взгляды, но не делайте меня своим рабом, не подрезайте мои крылья и не убивайте во мне человека! Убейте мое тело, но не трогайте душу! Откровение парадокса, полученное мной здесь – мое тело оказалось здесь  в пригоде, а душу мою  вывернули наизнанку. Чем ближе к Богу, тем более безумствует дьявол. Так, что поселили меня (читай – всю алию из бывшего СССР) в дешевую (по качеству), но при этом в крайне дорогую (по деньгам) квартиру, забирающей львиную долю моей зарплаты, на чем хорошо нажились местные квартиросдатчики. Так, что заставили меня пойти на самую грязную и низкооплачиваемую работу, на которую не идут местные аборигены, похерив мою специальность. Так, что я работаю по две смены, не видя белого света, как раб на галерах (потому что денег хронически не хватает на все выплаты, которыми меня обременило местное правительство).  Так, что закрыли мне рот, не дав мне возможности нормально выучить язык (а на моем языке меня отказались слушать) и лишили меня возможности даже сказать им прямо в лицо, что я о них думаю. Зато тело мое очень даже пригодилось на Святой земле, а чтобы оно не бунтовало, нужно было убить в нем душу и дух. 
И вот операция началась.
- Гоев (не евреев) Всевышний создал лишь с одной целью – служить евреям, – учил меня один из самых высоких раввинов (местных религиозных авторитетов, с которым советуется Премьер-Министр при принятии важнейших решений).  (А то, что я здесь перестал быть евреем по указке таких же, как он,  меня предупредили при  первом же посещении Министерства внутренних дел, когда нужно было делать паспорт). Впрочем, о том, что русские евреи здесь не являются евреями, знают тут все, кроме отдельных представителей нашей алии,  еще витающих в своих патриотических грезах-облаках, и не видящих очевидного.
Итак, мое имя забрали и дали мне другое - алия ми Русия.
Мою национальность забрали - и дали мне другую: гойскую (какую не важно). Мою специальность забрали и дали мне другую - мыть сортиры.
Меня определили в общий класс-барак , на котором было поставлено клеймо - второй сорт.  Так меня, а вместе со мной и миллионную алию, развели как самого жалкого фраера, поставив на колени одной лишь хитростью.
Поэтому, я говорю, что  когда враг убивает врага – это еще по Божески. И когда брат убивает брата, это еще, куда ни шло. Но когда брат делает брата своим рабом – это высшее изуверство. Иаков заставляет Исава служить себе. И поделом Исаву, что продал свое первородство за миску похлебки! Но посмотрите, каков Иаков, хитростью завладевший первородством Исава?!  Каков избранный народ, заключивший завет с Богом, но коварно нарушивший его! И выбравший себе на место своего законного, Богом данного Царя - Иешуа, антихриста. 
Престол сатаны находится здесь, прямо под Божьими небесами! А отчего, вы думали, на Святой Земле более всего пролито человеческой крови? А почему именно здесь распят Сын Божий? А почему именно на этом народе утолял Свой гнев Всевышний? Святая земля называется так только потому, что она должна быть святой, а вовсе не потому, что она таковой является сегодня. Пока же на Святом месте – мерзость запустения. Пока на Святом месте властвует Антихрист – а значит, Христу здесь места нет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий