Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 29 июля 2012 г.

Ури Авнер ПОГОВОРИМ О СИОНИЗМЕ


 Статьи  Ури Авнери 


Единственная альтернатива – это заключение мира и существование бок о бок Палестины и Израиля. Наши лидеры бегут от реальности простым способом: они о ней не думают и предпочитают сотрясать воздух пустыми фразами о сионизме. Но наступит момент, когда закрывать глаза на противоречия сионизма станет невозможно.
«ОПЯТЬ ОН тут со своим сионизмом!» – презрительная фраза дней моей молодости. Отпускали ее в адрес какого-нибудь преклонных лет функционера, посягнувшего на наше время занудливой речью из пустопорожних фраз.
Было это до образования Государства Израиль. С тех пор сионизм вознесся до уровня государственной идеологии, если не государственной религии. Всё, что бы государство ни делало, находит оправдание в этом слове. Можно сказать, что сионизм – стал последним прибежищем негодяя.
Когда я впервые побывал в Праге сразу же после падения коммунистического режима, мне показали неописуемой роскоши отель – французские канделябры, итальянский мрамор, персидские ковры, чего там только не было! В жизни такого не видал. Мне рассказали, что этот дворец предназначался для коммунистической элиты.
Именно там и тогда я понял суть государственной идеологии. Коммунистические режимы были рождены мечтателями, проникшимися идеалами гуманизма, а кончили – продажной кликой циников, использовавших идеологию для оправдания привилегий, угнетения и эксплуатации.
Мне любые государственные идеологии несимпатичны. Ни одно государство не должно взращивать и лелеять идеологию.
Справку о том, что они в здравом рассудке, имеют лишь те, кого выписали из психиатрической больницы. Я, вероятно, единственный человек в Израиле, имеющий официальное подтверждение того, что не являюсь антисионистом.
Случилось это так. Когда я и мои друзья основали в 1975 году израильский Совет по израильско-палестинскому примирению, одно правоориентированное издание назвало нас «антисионистами». Мне на это было наплевать, но соучредители настояли на том, что необходимо подать на них иск за клевету.
Поскольку за несколько лет до этого я опубликовал книгу «Израиль без сионистов», обвиняемые привлекли меня в качестве своего главного свидетеля. Несколько часов они въедливо допрашивали меня о смысле названия книги. В конце концов, судья попросил меня определить простыми словами свое отношение к сионизму. Я употребил тогда слово, тут же пришедшее на ум: «постсионизм».
C тех пор этот термин безосновательно используют как синоним «антисионизма». Но я употребил его в самом прямом значении. Как я объяснил судье, моя позиция состоит в том, что сионизм – это существовавшее в прошлом движение, у которого были и славные достижения, и темная обратная сторона. Он может вызывать восхищение или возмущение, но в любом случае с созданием государства Израиль сионизм пришел к своему логическому концу. Он сыграл роль строительных лесов, благодаря которым создание страны стало возможным, но после того как дом построен, леса становятся помехой, и их нужно убрать.
Поэтому судья решила, что я не антисионист, и обвиняемым пришлось заплатить нам солидную компенсацию, которая оказалась весьма кстати и очень помогла в нашей деятельности.
Данное тогда определение я подтверждаю и сейчас.
СЛОВО «сионизм», как его употребляют теперь в Израиле, имеет много смыслов.
Для обычного израильтянина-еврея «сионизм» – не более чем символ израильского патриотизма в сочетании с догмой, что Израиль – «Еврейское Государство» или «Государство Еврейского Народа». Эти определения сами по себе допускают много толкований. Для пресловутого «человека с улицы» они означают, что евреи разбросанные по всему миру – это единый «народ», и что Израиль принадлежит этому «народу», хотя евреи не имеют в Израиле никаких прав, пока не приедут сюда и не получат гражданства. Разумеется, никто не спрашивал евреев в разных странах мира, считают ли они Израиль своим государством или нет.
Очевидно, вкладываемые в это слово смыслы далеко расходятся.
В самом начале преобладающим цветом сионизма была красный (или, по крайней мере, розовый). Сионистская мечта переплеталась с мечтой о социализме (не обязательно марксистского толка). Это движение создало в Палестине еще до образования Израиля еврейское общество, всесильный профсоюз, кибуцы и многое другое.
Для религиозных сионистов (в отличие от ортодоксальных антисионистов) сионизм – это предтеча Мессии, который обязательно должен прийти, если мы все будем соблюдать шабат. Религиозные сионисты хотели бы видеть Израиль государством, живущим по законам Галахи точно так же, как исламисты хотели бы, чтобы в их странах действовали законы Шариата.
Для правых сионистов сионизм означает еврейское государство на территории всей исторической Палестины или, как они выражаются, на «Всей Земле Израильской», и чтобы там оставалось как можно меньше неевреев. Это хорошо сочетается с религиозными и даже мессианскими видениями. «Да свершится Воля Господа», как Он шепнул им на ухо.
Основатель Израиля Теодор Герцль хотел, чтобы Израиль стал либеральным светским государством. Мартин Бубер, выдающийся гуманист, называл себя сионистом. Как и Альберт Эйнштейн. Владимир Жаботинский, идол правого крыла сионистов, верил в сочетание крайнего национализма с либерализмом, капитализмом и гуманизмом. Рабби Меир Кахане, откровенный фашист, тоже был сионистом. Как, разумеется, и поселенцы.
Многие фанатичные антисионисты по всему миру, включая и евреев, представляют себе сионизм в виде единого монолита – так удобнее его ненавидеть. Таким же представляют его во имя любви многие обожатели Сиона, большинству из которых и в голову не приходит переселиться сюда и здесь жить.
В общем, несуразная получилась картина.
Сейчас сионизмом прочно завладели крайне правые – смесь националистов, религиозных фанатиков и поселенцев, которую поддерживают еврейские богачи в Израиле и за рубежом.
Они владеют информацией в прямом (как собственники телевизионных сетей и газет) и в переносном смысле. Каждый день появляется множество сюжетов, в которых фигурирует «сионизм».
Во имя сионизма бедуинов в Израиле насильственно изгоняют с территорий, на которых они обитали столетиями. Во имя сионизма поселенческому колледжу, обосновавшемуся в глубине оккупированной территории, присвоен (военным губернатором!) титул университета, что дало новый толчок международному академическому бойкоту Израиля. Во имя сионизма в поселениях на принадлежащей палестинцам земле возводят сотни новых построек. В Рамалле, столице Палестинской администрации, израильские военные ведут охоту на африканцев без израильского иммиграционного удостоверения. Наш министр внутренних дел, единственная страсть которого состоит, похоже, в отлове ищущих работу африканцев, вставляет слово «сионизм» чуть не в каждую фразу.
Во имя сионизма наш фанатично-правый министр образования отправляет израильских школьников в поездки по «святым местам», чтобы внушить им с молодых ногтей представление, что вся эта страна принадлежит им. Для укрепления сионистских убеждений им устраивают поездки в Аушвиц.
Поселенцы утверждают – и не без оснований – что только они являются настоящими сионистами, наследниками по праву сионистского поселенчества и экспансии. Это позволяет им получать на свою деятельность жирные куски из бюджета, при том что на самых бедных из бедных в Израиле налагают новые налоги, как недавно повышенный НДС.
«Еврейское агентство», являющееся ответвлением Всемирной сионистской организации, отдает поселениям почти все свои ресурсы.
В Кнессете нет ни одной фракции (кроме двух небольших арабский фракций, преимущественно арабской коммунистической фракции и, естественно, ортодоксов), которые не заявляли бы во весь голос о своей преданности сионизму. А левые сионисты еще истовее правых.
К ЧЕМУ это всё ведет? В том-то и загвоздка.
Теперешней неколебимо сионистской политике государства Израиль присуще неустранимое противоречие, ведущее к саморазрушению.
В основе политики нашего правительства – сохранение статус-кво. Вся историческая «Эрец Исраэль»/Палестина останется под управлением Израиля, Западный берег останется оккупированным, его палестинские жители по-прежнему будут лишены национальных или гражданских прав.
Если когда-либо в будущем правое правительство решит «официально» аннексировать Западный берег и полосу Газа (как когда-то были аннексированы Иерусалим и сирийские Голанские высоты – акции никем в мире не признанные), это ничего не изменит по существу. Большинство палестинцев и так уже заперты в анклавах, напоминающих южно-американские бантустаны прежних дней.
В предполагаемом Великом Израиле палестинские арабы составят, по меньшей мере, 40%-ное меньшинство, которое вскоре вырастет до 50% и больше, и название «Еврейское Государство» будет к такой стране всё менее применимо. А формула «еврейское и демократическое государство» уйдет в прошлое.
Разумеется, практически никто в Израиле и не думает о предоставлении арабским жителям Великого Израиля гражданства и демократических прав. Если бы, паче чаяния, такое произошло по велению высших сил, то оно перестало бы быть «Еврейским государством», а превратилось в «Арабское палестинское государство».
Единственный выход состоял бы в этнической чистке громадного масштаба. В отдаленных районах она уже негласно идет. Некоторое время на самых отдаленных участках Западного берега, на краю пустыни к югу от Хеврона, были попытки выселения целых арабских общин. На днях неделе министр обороны Эхуд Барак объявил этот район «зоной ведения огня», которую жители должны немедленно покинуть. Тот, кто там останется, рискует быть убитым. Ведущие сельское хозяйство могут возвращаться на свои участки, но только по субботам и еврейским праздникам, когда армия отдыхает. Сионизм в действии…
В настоящее время на территории между Средиземным морем и рекой Иордан живут пять миллионов палестинцев и шесть миллионов евреев. Этническая чистка крайне маловероятна. Гораздо вероятнее возникновение государства апартеида, в котором евреи станут в скором времени меньшинством. Едва ли отцы-основатели сионизма это предвидели.
Единственная альтернатива – это заключение мира и существование бок о бок Палестины и Израиля. Но это и будет «постсионизмом», упаси господи.
Наши лидеры бегут от реальности простым способом: они о ней не думают. И не говорят о ней. Они предпочитают сотрясать воздух пустыми фразами о сионизме.
Но наступит момент, когда закрывать глаза на противоречия сионизма станет невозможно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий