Общее·количество·просмотров·страницы

пятница, 19 июля 2013 г.

Свой в своей стране

vladik
Для всей планеты мой народ -
Большое Божье наказанье.
Не будь меж нас такой разброд -
Весь мир бы делал обрезанье.

Игорь Губерман

  

Вопрос идентичности, интеграции и адаптации в новом обществе, волнует многие страны. Особенно те страны, которые регулярно принимают у себя новых жителей. Израиль в этом вопросе проходит определенный процесс. Можно сказать - преуспевает, а можно сказать - терпит фиаско. На этот счет существую разные мнения. Для начала давайте разберемся в этом вопросе и обсудим проблемы большой репатриации из бывшего СССР и стран СНГ. В особенности второго поколения репатриантов. Несмотря на двадцать с лишним лет с начала большой репатриации, существует часть граждан, которые не чувствуют себя “своими в своей стране”. Они не осознают себя частью еврейского народа или израильского общества.

 В настоящее время одной из наиболее популярных концепций, в рамках которой рассматриваются процессы репатриации/иммиграции, сопровождающие переход из одной культуры в другую, является концепция аккультурации Дж. Бери (J. Berry). Под аккультурацией можно понимать процесс смены культуры, неизбежный после иммиграции, в результате, которого происходит адаптация к новой культуре. 
Согласно Берри, иммиграция связана с решением двуединой задачи. В связи с этим иммигранту необходимо: 
а) определить, что делать со своей прежней культурной идентичностью в новых условиях (сохранять или отказываться от нее);
б) определить свое отношение к новой культуре, внутри которой он оказался после иммиграции (принимать ее или нет). 
Сказанное можно представить в виде еще одной двухфакторной схемы, из которой, согласно Берри, вытекают четыре стратегии аккультурации: сепарация (ограждение), маргинализация (обочина), ассимиляция и интеграция. 
От сепарации к интеграции
Сепарация
Стратегия сепарации характеризуется стремлением сохранить в Израиле привычный образ жизни и привычные культурные традиции при минимальных контактах с представителями израильской культуры. В настоящее время в Израиле сформировалась достаточно большая прослойка русскоязычных репатриантов (т.н. "русская улица"), образ жизни которых мало отличается от того, который они вели до иммиграции. 
В современном Израиле нет проблем с сохранением своей привычной культурной идентичности. Существуют магазины, торгующие привычными продуктами питания, празднуются любимые, но нетипичные для Израиля праздники (8 марта, 23 февраля, Новый год), работают теле- и радиоканалы, издаются газеты, продаются книги на русском языке, из России приезжают знакомые с детства артисты и театральные коллективы и т.п. 
В том числе существует сеть наркологических стационаров, ориентированных на лечение исключительно русскоязычных наркоманов, даже существует специальный, русский отдел в Национальном управлении по борьбе с наркотиками и алкоголем . Дело доходит до парадоксов, когда, например, обитатели "русской улицы" узнают о событиях в Израиле из передач российского телевидения. 
По отношению к представителю "русской улицы" можно сказать, что он "свой в чужой стране".
Маргинализация
Характерной особенностью маргинализации является состояние "неукорененности" – потеря или отказ от одних культурных корней и неготовность (или неспособность) укорениться в другой культуре. По нашим наблюдениям, состояние, при котором прежняя культурная идентичность была утрачена, а новая не приобретена, типично для части иммигрантов начала 90-х годов. Привезенная ими в Израиль советская система взглядов, ценностей и установок не выдержала здесь проверки временем (что стало особенно явно проявляться по мере подрастания собственных детей). Но они также не смогли согласиться или принять нормы, ценности и установки, типичные для израильской культуры. 
Маргинализация части русскоязычных иммигрантов – достаточно серьезная проблема для современного Израиля. Особенно тревожной выглядит ситуация в подростковой среде. По результатам одного из последних исследований, проведенных Национальным управлением по борьбе с наркотиками, большинство вошедших в выборку (750 человек) подростков из русскоязычных семей, приехавших в Израиль в детском возрасте или родившихся уже в Израиле, не чувствуют себя ни израильтянами, ни выходцами из бывшего СССР.
Состояние маргиналов – "чужой в чужой стране"
Ассимиляция
При стратегии ассимиляции присутствует стремление как можно быстрее преодолеть культурную дистанцию, отделяющую от новой культуры, за счет полного или частичного отказа от прежней культурной идентичности. Вслед за изучением языка, иммигранты стремятся перенять манеру поведения, типичную для коренных израильтян, меняют свой рацион питания и внешний облик. В ряде случаев они отказываются от данного им при рождении имени с заменой его на израильское, стремятся завести как можно больше знакомых среди местных жителей и т.д. 
Теоретически Израиль всячески поощряет процесс ассимиляции иммигрантов, однако на практике их стремление "растворить" себя в Израиле зачастую наталкивается на эффект "стеклянного потолка". Со стороны израильского общества и израильской культуры начинает действовать заметная "выталкивающая сила", затрудняющая процессы ассимиляции. Последнее обстоятельство является источником болезненных разочарований в Израиле для многих иммигрантов, выбравших эту стратегию. 
Их психологическое состояние можно определить как "чужой в своей стране"
Интеграция
При стратегии интеграции происходит удачное (хотя не столь частое) сочетание способности сохранить прежнюю культурную идентичность с принятием новой идентичности. Такие иммигранты со временем обнаруживают способность легко переходить из одной культурной среды в другую, чувствуя себя одинаково комфортно в каждой из них. 
Эта стратегия является самой здоровой с точки зрения психологии.
Их внутреннее состояние можно описать как "свой в своей стране"
(А.Резник).
Ложные ценности улиц
Независимо от того, в какую из этих стратегии попал репатриант или его дети, помощь требуется любому из них. Но вот те, русскоговорящие дети, которые оказались в стратегии маргинализации (обочин), потеряли свои исторические и культурные не еврейские корни, а новые не нашли. Не имея твердой почвы под ногами, они ориентируются на ложные ценности улиц. Жизнь их движется инстинктами и сиюминутными потребностями. Эта категория более всего подвержена преступности, наркомании и алкоголизму. Ведь подобную пустоту нужно чем-то заполнять. 
В прошлом  в Израиль, в основном, репатриировались люди исповедовавшие иудаизм, сохраняющие еврейские традиции в стране исхода или обладающие сионисткой идеологией и взглядами. Репатрианты из СССР, в большей ее части, атеисты и более 40 % смешанные браки, не галахические евреи. Некоторые из них считают себя евреями, но государство определило за них и если мать этих граждан не является еврейкой, то евреями они не считаются. Поэтому и возникает много противоречий. Дети в такой семье очень запутаны, еврейские традиции и обычаи им в семье не передают, а то что передают осуждается  и не принимается обществом, своего рода дискриминация или вытеснение чуждой культуры. Такая же проблема существует в Германии и немецкое общество тоже не особо принимает чужаков.
Марокканская репатриация тоже переживала этот процесс и среди них тоже были  "чужаки в чужой стране". Это в основном бремя второго поколения, вот второе поколение репатриантов из Марокко и протестовало в "Черных пантерах".
(Чёрные пантеры 1971— израильское протестное движение второго поколения еврейских иммигрантов из стран Ближнего Востока. Это была одна из первых организаций в Израиле, направленная на социальную справедливость для евреев-мизрахим (выходцев из восточных стран). Впервые в Израиле они подняли вопросы общественной и культурной дискриминации, заговорив о культурной самоидентификации. Только в Израиле историю не учат или учат, да не учатся. 
Логично, что особое внимание нужно уделить именно этим  ребятам, попавшим в категорию маргинализации (обочин). 
Но, судя по предложению Ирены Кудман, члена неправительственной общественной организации “Атид Бамидбар”: «Несомненно, нужно помогать детям и семьям из группы риска или в беде, но также нужно уделять внимание репатриантам, успешно интегрировавшим в новом обществе и особенно открыть дорогу способным и деятельным молодым людям». Ирена также предложила сделать статистику успехов репатриации и не зацикливаться на ее проблемах. 
Я полностью согласен, несомненно нужно делать статистику успехов репатриации. Но если мы будем говорить только об успехах репатриации, то внимание и соответственно помощь репатриантам из группы риска может уйти в сторону и закрепить за собой мнения, что проблем нет. Ведь и так уже все считают, что по истечении 20 лет репатрианты из бывшего СССР успешно интегрировались, и помощь им уже не нужна. Поэтому статистику нужно делать объективную, затрагивающую всех: успешных, менее успешных и тех, кто в беде. Статистику вообще сделать необходимо, чтобы понять происходящие и увидеть реальные цифры достижений и проблем репатриации. До сих пор не существует достаточно данных, и поэтому возникают различные споры и противоречия, даже среди самих репатриантов. 
Культурный гиюр
Поговорим о вопросе  гиюра (перехода в иудаизм) и о том, что большое количество репатриантов и детей репатриантов не являются галахическими евреями. Как же можно помочь таким людям, если они не хотят проходить гиюр, но хотят быть частью еврейского народа и израильского общества? Что делать с людьми, которые не галахические  евреи, не хотят быть частью еврейского народа, но желают жить в Израиле или не могут уехать по разным причинам? 
С точки зрения мотивов репатриации из бывшего СССР и стран СНГ, часть репатриантов может быть отнесена к категории "беглецов", пребывающих в настоящее время в состоянии "чужой в чужой стране". 
Это имеет отношение и к галахическим евреям, и в большей степени к не евреям. Эта группа объединяет в своих рядах во всем разочаровавшихся, агрессивно-озлобленных людей, не любящих Израиль, не видящих здесь будущего для себя и своих детей, воспринимающих репатриацию как самую большую ошибку в жизни. 
Для уменьшения численности этой группы недостаточно мер социально-экономического плана. Попадание в нее во многом было предопределено психологическими факторами: неготовностью (или неспособностью) части репатриантов нести на своих плечах бремя ответственности за репатриацию и ее последствия, тотальным недоверием и подозрительностью по отношению к Израилю, а также неприятием большинства израильских реалий. 
Значительной части представителей этой группы так и не удалось освоить "правила игры", связанные с жизнью в Израиле – овладеть ивритом, получить образование или специальность, заняться бизнесом, устроиться на квалифицированную работу и т.п., что приводит к их постепенной социальной деградации и последующей "люмпенизации". Для многих из них типичной поведенческой реакцией на трудности является реакция ухода (бегства) от проблем, с которыми они столкнулись в Израиле. В этом смысле наркотики или алкоголь становятся для них еще одним средством ухода от трудностей постиммиграционного периода, к которым они оказались не готовыми.
Не может не настораживать близкое к пограничному психическое состояние многих представителей этой группы, требующее порой не столько социальной или психологической коррекции, сколько психиатрического вмешательства. Это особенно актуально в тех случаях, когда запускаются механизмы "фрустрации – агрессии", вовлекающие в свою орбиту других людей (например: членов семьи, детей, знакомых). 
Однозначного решения этой проблемы найти не просто. Есть мнения, что отделение религии от государства может решить часть этой проблемы. Но я хочу заострить внимание на новом понятии Гиюр тарбути (Культурный гиюр), то есть приобщение к еврейскому народу естественным путем. Само проживание в Израиле долгие годы делает свое дело, и человек волей неволей постепенно перенимает традиции, праздники и обычаи еврейского народа, сохраняя, при желании, свое культурное наследие. Система образования могла бы взять на себя эту ответственность и воспитывать детей в духе еврейства и израильтянина светским, не насильственным путем, не осуждая тем самым куультуру страны исхода. Этого было бы вполне достаточно для того чтобы считаться евреем и израилетянином и не чувствовать себя отверженным под названием гой (лицо не еврейской национальности). Необходимо изучать историю каждого отдельного сектора Израиля и прививать уважение к культуре страны исхода. Всех объединяет принадлежность к еврейству, но ведь еврейство тоже имеет свои отличительные черты и внешние и культурные, в зависимости от страны исхода. Поэтому прививать толерантность и уважение друг к  другу, самая основная задача системы образования. А за оскорбление и дискриминацию представителя любого сектора страны, особенно не еврейского меньшинства, должно предусматриваться уголовное наказание.
Человек должен сам придти к решению о переходе к вере, исходя из души и сердца, поэтому навязывание прохождения гиюра, как единственной альтернативы, ни к чему хорошему не приводит и евреями ни кого не делает. Это спорная процедура, после которой человек может продолжить жить своей обычной жизнью и быстро забыть про все, чему его учили на этом поприще. Особенно когда это происходит во взрослом возрасте, после 18 лет, когда сформировалась уже определенная личность, со своими принципами и привычками. Более того, многим девушкам требуется психологическая поддержка при выходе в социальную жизнь после прохождения гиюра. Нельзя забывать, что многие девушки проходят гиюр с условием, чтоб дети были евреями, а это тоже не является добровольным переходом в иудаизм. Существует разница между принятием иудаизма, как вход в религию, и понятием израильтянин, как часть израильского общества. Равносильно россиянину и православному - в этом случае оба являются частью одной страны. Никому из них не надо принимать православие, чтобы стать частью народа России, как и в любой другой стране.
Более того, навязывание прохождения гиюра или соблюдения религиозных обрядов, может вызвать определенную психологическую патологию. В психологии это называется интроекция. 
Интрое́кция (от лат. intro — внутрь и лат. jacio — бросаю, кладу) — бессознательный психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интрое́ктов). Термин был предложен в 1909 году венгерским психоаналитиком Шандором Ференци. Интроект - не аутентичное желание. Желание, вставленное человеку кем-то посторонним. Включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок.
Человек  должен находиться в равновесии с самим собой и окружающим его миром. Быть самим собой, осуществлять свое "Я", реализовать свои потребности, склонности - это путь гармоничной здоровой личности. Человек, который хронически препятствует удовлетворению собственных духовных потребностей, отказывается от реализации своего "Я", со временем начинает следовать ценностям, навязанным извне. И это приводит к нарушению процесса саморегуляции организма. При интроекции человек усваивает чувства, взгляды, убеждения, оценки, нормы, образцы поведения других людей, которые, вступая в противоречие с собственным опытом, не ассимилируются его личностью. Этот неассимилированный опыт - интроект -является чуждой для человека частью его личности. 
Сопровождается это резким переходом от состояния жертвы к агрессору. Например, ребенок, который пострадал от агрессии в школе, ощущал себя не таким как все, чувствовал  вину и чувствовал себя жертвой. После интроекции ценностей навязанных извне, как единственной альтернативы быть принятым, ребенок станет агрессивно относиться к окружающему миру, к родителям, соплеменникам. Станет навязывать им, навязанные когда-то ему ценности, превращая тем самым их в жертвы. Он делает другим то, что когда-то делали ему. Это легко видно в религиозном секторе, агрессивно настроенные ребята, соблюдающие ритуалы. Они готовы превратить в жертву любого, кто эти ретуалы не соблюдает. 
Таким образом видно, что необходима внутренняя готовность и желание. Человек, который не имеет насыщенной духовной жизни, начинает воспринимать религию, как набор ритуалов, навязанных извне. И даже, если ребенка вынуждают, общественное и государственное давление, пройти гиюр или соблюдать религиозные обряды, то в таком случае живая вера подменяется набором мертвых действий, то есть слепое соблюдение ритуалов. Соответственно агрессивное настроенность ко всем, кто эти ритуалы не соблюдает. Переход от состояния жертвы к агрессору. 
Ключ к интеграции
Итак, несмотря на то, что репатриация закончена и прошло уже 20 лет с момента ее начала, проблемы до сих пор очевидны. Более того, некоторые из них только начинаются. Теперь это проблемы второго поколения репатриантов, среди которого тоже есть ребята в  сепарации (ограждении), маргинализации (обочине), ассимиляции и интеграции. 
Ассимилироваться им нелегко не смотря на то, что Израиль всячески поощряет именно этот процесс. История знает немало примеров, когда стремление к созданию "плавильного котла культур" потерпело фиаско. Ярким примером в этом смысле может служить государство Израиль. Как известно, Израиль изначально пытался выработать механизм сосуществования различных культур и религий. "Давайте создадим "плавильный котел!" - призывал Давид Бен-Гурион. - И выплавим единую нацию, единую национальную культуру!  Единый народ - один язык!".Новоприбывшим на Святую Землю предлагалось полностью отказаться от бывшей социально-культурной идентификации и максимально быстро освоить язык и культуру доминантной группы страны. Новый гражданин государства должен был быть носителем новой израильской культуры. Идея Бен-Гуриона оказалась утопической. Сегодня Израиль представляет собой мозаичную картину культур.  Примечательно, что и лидеры этнических группировок, общественных объединений и политических партий, созданных на основе этнокультурной похожести своих членов, избирателей и сторонников, куда больше заинтересованы в сохранении этнического и культурного своеобразия руководимых ими общин, ибо в этом - гарантия их собственной востребованности в качестве политических лидеров. Иными словами, пресловутая модель под названием "плавильный котел" отжила свой век. На смену ей - не только в Израиле, но и в других странах - пришли другие модели, которые могут быть охарактеризованы как "промежуточные" , представленные выше, между моделью "плавильного котла" и ситуацией подлинного культурного плюрализма.
Многие  семьи сохраняет свою принадлежность к стране исхода. О полной ассимиляции можно будет говорить через несколько поколений, а может и нет. НЕДАРОМ МОИСЕЙ ВОДИЛ НАРОД СВОЙ ПО ПУСТЫНЕ 40 ЛЕТ!!! ПОКА НЕ СМЕНИЛОСЬ ДВА ПОКОЛЕНИЯ!!! НО РЕПАТРИАНТЫ РОДИЛИСЬ НЕ В РАБСТВЕ ЕГИПЕТСКОМ. И если государство не может предпринять что-либо по этому поводу, а именно изменить модель плавления в общем котле, то на помощь могут придти общественные организации, направляющие свою деятельность в сторону успешной интеграции и адаптации в новом израильском обществе среди еврейского народа. 
 Необходимо создавать форумы и конференции на подобные темы и вместе искать наиболее правильный путь в этом не простом вопросе, ведь они дают возможность выслушать мнения разных людей: светских и религиозных, евреев и не евреев, различных специалистов и тем самым прийти к общему решению проблемы. А решение такого вопроса является стратегически важным ключом для привлечения новых репатриантов в государство Израиль и сокращения численности граждан, желающих покинуть страну.
Владислав Богуславский

Комментариев нет:

Отправить комментарий