Общее·количество·просмотров·страницы

среда, 30 октября 2013 г.

Холокост безнравственности



   Скандал
  80.000 стариков - треть израильтян, прошедших ад Катастрофы,
влачит жалкое существование за чертой бедности
Цифра, вызывающая оторопь, была предана огласке отнюдь не в День памяти жертв Катастрофы, отмеченный на этой неделе.
Много лет подряд ее повторяют повсеместно: на собраниях благотворительных и добровольных объединений, заседаниях парламентских комиссий, в СМИ.
Время идет, ряды убеленных сединами жертв нацизма редеют.
Еще 10-15 лет - и не останется в живых никого из тех, ради кого еврейское суверенное государство, собственно, и было создано и для кого должно было стать единственным в мире убежищем.
  
   Немного истории

  
   В настоящее время их в Израиле не так уж много - порядка 250.000 душ.
 []
   18% евреев, переживших ад нацистских издевательств, перебралось в страну сразу после Второй мировой войны, еще до провозглашения государства. Отношение гордых сабр к изможденным, изнемогающим, запуганным братьям по крови было высокомерно-уничижительным. Выходцев из Польши, Венгрии, Словакии высмеивали за то, что они говорят на идише.
   Еще 42% "лиц еврейской национальности", прошедших фашистскую оккупацию, гетто и концлагеря, репатриировалось между 1948 и 1960 годом. До поры до времени многие из них предпочитали помалкивать и ни с кем не делиться не поддающимися описаниями кошмарами: молодое еврейское государство строило новую счастливую жизнь, в ней нет места неудачникам и нытикам.
   Первый сдвиг в коллективном сознании - судебный процесс над нацистским преступником Адольфом Эйхманом, выловленным в Аргентине и доставленным в Израиль. На нем жертвы нацистов впервые дали леденящие кровь свидетельские показания. Сабры (даже самые гордые) были шокированы.
   Однако полное прозрение и окончательное признание Катастрофы самими израильтянами наступило во время Войны Судного дня, когда страна неожиданно для себя оказалась перед лицом нового Холокоста.
   В полной гармонии с трансформациями общественного сознания решались и чисто материальные проблемы жертв нацизма. В октябре 1953 года правительство Бен-Гуриона заключило с Бонном договор о репарациях, вызвавший у части граждан молодого еврейского государства бурю негодования. Главное обвинение в адрес отца-основателя: как можно договариваться с Германией о компенсациях, если шесть миллионов собратьев погибло по ее вине!
   Харизматичному Бен-Гуриону удалось прижать излишне крикливых соратников по партии - молодое государство отчаянно нуждалось в средствах. Договор был подписан. Германия обязалась выплатить израильским евреям компенсацию в размере трех миллиардов марок - часть деньгами (сумма была разбита на многочисленные платежи), а часть - "натурой" (то есть - товарами). В последний момент перед подписанием канцлеру Аденаэуру удалось присовокупить к тексту контракта приложение, из которого явствует: проживающие в Израиле жертвы нацистов не вправе впредь предъявлять правительству Германии какие-либо денежные претензии с требованием компенсировать подорванное здоровье и причиненный моральный ущерб. Бен-Гурион на радостях подмахнул и этот пункт. Жертвы Катастрофы оказались заложниками родной еврейской "мелихе".
   Тем временем всемирное еврейство тоже не дремало: в 1951 году в Нью-Йорке активисты местной общины основали так называемую Claims Conference - "Ассоциацию еврейских материальных претензий к Германии", филиал которой действует на территории Израиля и по сей день. Данная организация занимается оформлением личных претензий жертв Катастрофы, она же и "выбивает" в Германии компенсации. Более чем за полвека своего существования эта структура получила от правительства Германии одноразовые компенсации для полумиллиона евреев, проживающих в 67 странах мира.
   Именно в Claims Conference обращаются с индивидуальными претензиями выходцы из бывшего СССР, составляющие 17% всех проживающих в Израиле жертв нацизма. После второй ливанской войны более 12.000 северян получили от Claims Conference разовое воспомоществование размером 1090 шекелей на душу (в целом более 3 млн. долларов США). Для престарелых безденежных одиночек свалившаяся им на голову половина "пенсии" - месячного пособия от Института национального страхования - что манна небесная: достойный подарок на покупку острейше необходимых лекарств. Правда, "военный" подарок получили лишь лица в возрасте свыше 75 лет, проживающие непосредственно в районах, подвергшихся ракетным обстрелам.
   Обязать Claims Conference материально поддерживать всех жертв нацизма никто не вправе: правительству Израиля данная организация не подчиняется.
   За истекшие с момента окончания Второй мировой войны десятилетия Германия перечислила жертвам Катастрофы во всем мире астрономическую сумму - 880 миллионов долларов. Начальный капитал, выделенный в 1953 году Израилю, был использован отнюдь не на личные нужды пострадавших, а на строительство и укрепление государства. И хотя сегодня Израиль вопит о Катастрофе со всех мыслимых и немыслимых международных трибун, сами жертвы преступлений нацизма государственных чиновников нисколько не тревожат. Точно так же Израиль обожает алию, но терпеть не может "олим".
  
   Сокрытие информации
  
   В 1957 году кнессету пришлось вернуться к проблемам тех, кто чудом не угодил в газовые камеры: депутаты утвердили Закон об инвалидах - жертвах преследования нацистами. Согласно закону (вдумайтесь, дамы и господа!) 100-процентным инвалидам государство обязалось выплачивать месячное пособие размером 100 лир в месяц (по одной лире за каждый процент увечности).
   Из дошедших до нас протоколов того времени явствует: тогдашний министр финансов Леви Эшколь предполагал, что число претензий, которые подадут в инстанции жертвы гитлеровцев, не превысит пары тысяч. Но алия из Восточной Европы продолжалась - и количество евреев, переживших садизм оккупации, быстро достигло нескольких десятков тысяч, что значительно превышало "план". Вот тогда-то правительство и совершило первое преступление по отношению к гражданам, смотревшим смерти в глаза: оно стало усиленно скрывать сам факт принятия Закона об инвалидах!
   Многие понятия не имели о его существовании. Но даже те, кому удалось до него докопаться, чаще всего не знали, каким образом можно получить причитающиеся им деньги и льготы. Бюрократические инстанции, куда они обращались, умышленно тянули время, всячески унижали и оскорбляли просителей.
   Самые настойчивые из числа тех, кто подал заявление на получение пенсии, направлялись на медкомиссии, руководствовавшиеся жесткими требованиями тогдашнего германского закона. Если же кому-то удавалось преодолеть бюрократический марафон и быть признанным инвалидом, к финишной ленточке он подползал окончательно сломленным предшествовавшими этому унижениями.
   Потребовалось немало лет, чтобы в минфине сменился начальник Управления реабилитации инвалидов, ответственного за соблюдение требований закона. Он-то впервые и издал брошюру, прочитав которую, многие жертвы нацизма ахнули: оказывается, долгие годы им полагалось не только ублюдочное (до ста лир!) пособие, но и скидка при уплате муниципального налога ("арноны"), и субсидия на оплату учебы в вузе - своей и детей.
   Поступать в вуз, однако, было поздно (к тому моменту многим узникам гетто и нацистских лагерей исполнилось 70 лет и более). Другие были выдавлены на обочину хроническими болезнями. Третьи страдали жесточайшими депрессиями и тяжелейшими душевными расстройствами (исследования, проведенные психиатрами, показали: среди жертв Катастрофы склонность к самоубийству в три раза превышает суицид в других группах населения).
   Параллельно продолжалось издевательство над жертвами нацизма - выходцами из стран Северной Африки. Так, до сих пор не признаны права репатриантов из Туниса, которых во время Второй мировой войны гноили в трудовых лагерях. Государство виртуозную манипулирует датами и документами, подтверждающими факт преследования престарелых "тунисцев". Никаких бумаг у большинства из них нет - в память о Второй мировой войне остались лишь раны - физические и душевные. Но перенесенные людьми страдания государству не указ - ему подавай бумагу!
   Годами тянутся в судах процессы, но коллективные иски большинства стариков хладнокровно отклоняют. Главная причина - соображения бюджетного свойства. Потому что судьбами жертв нацизма по-прежнему ведает всемогущий минфин. Он торпедирует и принятие кнессетом Закона об уцелевших в Катастрофе.
   Никогда не забуду одну из последних речей в зале пленарных заседаний депутата-москвича Юрия Штерна (благословенна его память). На финише шароновской каденции Юра (к тому моменту тяжелейше больной) счел своим нравственным долгом приехать в кнессет и произнести перед почти пустым залом полную отчаяния и сострадания речь. Интеллектуал экстракласса, человек широкой души, подлинный патриот Израиля, Штерн буквально умолял коллег смилостивиться над жертвами нацизма ("Сколько им осталось прожить!") и просил утвердить в предварительном чтении предложенный им законопроект.
   Депутаты проголосовали. Проект был принят, но, как водится, - похоронен в следующей каденции: предварительное чтение, как известно, - не в счет. А вскоре не стало и Юры...
 []
  
   Потерянное поколение
  
   Читаю письмо Дворы Вайнштейн, адресованное внучке, - и перед глазами встают старые пожелтевшие снимки моей бабушки, дедушки, 16-летней красавицы-тетки: все они были хладнокровно расстреляны гитлеровскими оккупантами в первые недели войны.
   "Здравствуй, милая внучка Шахар! - пишет Двора, уроженка Польши, чудом уцелевшая в огне Катастрофы. - Твоя мама рассказала, что в Израиле принято писать внукам, выезжающим в Польшу в лагеря массового уничтожения евреев. Как человек, переживший ад Холокоста, целью которого было полное уничтожение нашего народа, хочу поделиться с тобой воспоминаниями о том времени.
   Вот имена моих родных, уничтоженных в Польше во время Второй мировой войны:
   Моя сестра Рива Розенберг, семи лет.
   Мой двухлетний брат Биньямин.
   Мой брат Мордехай, шести месяцев.
   Мой дед Израиль Шнайдер.
   Моя бабушка Малка Шнайдер.
   Моя двоюродная сестра 16-летняя Фейга Шнайдер.
   Моя двоюродная сестра 18-летняя Хана Шнайдер.
   Бабушка Шифра Розенберг и многие другие, чьих имен я уже не помню.
   Израиль стал единственным в мире государством, где ни тебе, ни твоим друзьям никогда не скажут "вонючий жид" и где вы всегда сможете ходить прямо, с гордо поднятой головой.
   Обнимаю,
   Двора Вайнштейн, Герцлия".
   Вас, конечно, интересует, какую заботу проявляет еврейское национальное государство о четверти миллиона своих граждан, чудом, подобно Дворе Вайнштейн, спасшимся от верной смерти.
   Эксперты констатируют: на сегодняшний день во всем мире осталось всего две страны, постоянно - в течение более чем полувека - увиливающих от выплаты компенсаций жертвам нацизма: Израиль и Швейцария.
   Так, после реформы дензнаков и замены лир на шекели размер месячного пособия, выплачиваемого в соответствии с принятым в 1957 году Законом об инвалидах, подвергшихся преследованиям нацистами, колеблется от 900 до 3200 шекелей в месяц (в зависимости от процента инвалидности). Получают пособие средним размером 1040 шекелей всего 40.000 человек. Однако чтобы добиться его назначения, лица в возрасте 60 лет и выше должны доказать медицинской комиссии, что стали инвалидами именно в результате лишений, перенесенных в большинстве случаев в раннем детстве.
   На состоявшемся на днях заседании парламентского лобби в поддержку жертв Катастрофы (председатель - депутат от "Аводы" Колет Авиталь) были приведены факты, не укладывающиеся в сознании вменяемого человека. Например, Това Фаденс рассказала: после того, как действующая при минфине медкомиссия отклонила ее заявление об увеличении процента инвалидности и размера пособия, "добрые" чиновники посоветовали ей прикинуться психбольной - в этом случае на следующем заседании комиссии ей повезет больше. Авраам Беркович, выходец из Румынии, страдающий хроническим заболеванием зубов и десен, был потрясен, когда на комиссии ему сказали: "Вы получите денежную компенсацию только за тот зуб, который потеряли во время Катастрофы".
   - Даже власти Германии уже не требуют предъявлять медицинские справки, чтобы назначить компенсации пережившим Катастрофу старикам, зато государство Израиль продолжает унижать честь и достоинство евреев, чудом оставшихся в живых, - говорит Ноах Флуг, председатель израильского Объединения уцелевших в Катастрофе, глава международной организации жертв Аушвица.
   Старики убеждены: члены медкомиссии умышленно игнорируют беды и нужды жертв Холокоста и тянут время, чтобы сэкономить средства министерству финансов - ведомству, от которого они получают более чем достойную зарплату. А чем еще можно объяснить такой факт: группа выходцев из Румынии и Болгарии семь лет судилась с государством, выиграла процесс и была признана жертвой нацизма. Несмотря на судебное решение, минфин категорически отказался ретроактивно выплатить истцам пособие за семь лет, в течение которых слушалось их дело.
   Депутат от "Ликуда" бывший спикер кнессета Реувен Ривлин с горечью констатирует: с 2001 года минфин, ссылаясь на бюджетный дефицит, систематически торпедирует принятие Закона об уцелевших в Катастрофе.
  
   "Марш хорошей жизни"
  
   Больше всего возмущает жертв Катастрофы резко изменившаяся позиция Авраама Гиршзона - страстного из радетеля и защитника, инициатора организованных поездок израильских старшеклассников в польские лагеря смерти, названных (антитеза "Дороге смерти") - "Маршем жизни". Сегодня, после того, как всплыли головокружительные финансовые махинации, в причастности к которым подозревается Гиршзон, включая чемодан с долларами, с которым он был в свое время задержан при выезде из Польши, изобретенную им акцию называют не иначе, как "маршем ХОРОШЕЙ жизни". Еще бы: за 5000 шекелей в межсезонье можно съездить в швейцарские Альпы, не то что в Освенцим, особенно когда речь идет об организованных группах школьников...
   В нынешнем году - впервые за 19 лет функционирования грандиозного воспитательного проекта - Гиршзон впервые остался дома и в Польшу в День памяти жертв Катастрофы не поехал: после обнаружения в одном из банков тайного сейфа министру финансов предстоит добровольно-принудительная (под давлением уголовного расследования и юридического советника правительства) отставка.
 []
   История взлета и падения Гиршзона столь же поучительна, сколь и типична для израильских политиков новой формации. Де-факто Гиршзон сделал на Катастрофе карьеру: начиная со второй половины 80-х, безликий по тем временам депутат от "Ликуда" активно интересовался положением жертв нацизма. Сблизился с многочисленными добровольными объединениями, борющимися за права пострадавших. Добился их доверия и расположения. Постоянно давал им далеко идущие обещания. В 1994 году Гиршзон инициировал подачу в БАГАЦ апелляции с требованием признать права уцелевших в Катастрофе. Однако стоило Ольмерту назначить ближайшего своего приятеля министром финансов, как Гиршзон совершил поворот на 180 градусов: несмотря на то, что по итогам 2006 года в государственной казне остался резерв общим размером порядка 6 миллиардов шекелей, ни гроша в поддержку бывших своих подопечных министр не направил. Более того: бюджетные ассигнования, выделенные в 2006 году на социальные нужды, были использованы ответственными за народное благосостояние министерствами лишь частично, причем в объеме, который на 74% ниже общей суммы, выделенной на поддержание жизнедеятельности неимущих.
   А на ком же еще экономить державе, если не на бедняках? Нет у них денег, чтобы нанять приближенных к сильным мира сего адвокатов и отсудить у государства полагающиеся им по закону льготы!
   В свое время какой-то умник заметил: "В Израиле "протекция" - это когда ты выпрашиваешь то, что тебе и так полагается". С усугублением коррупции международный термин обрел изначальное свое значение: если кто-то из власть имущих тебе не покровительствует, государственная машина раздавит тебя, как червяка, цинично лишив предоставленных тебе законом прав.
   80.000 евреев - жертв Катастрофы обречены в Израиле на нищую, одинокую, полную обиды и отчаяния старость. От осознания этого - мороз по коже. Ведь само появление еврейского государства - прямое производное массового уничтожения шести миллионов европейских евреев.
   Сегодня (по случайному ли стечению обстоятельств?) еврейское население страны составляет около шести миллионов. И если за 58 лет суверенитета единственное в мире еврейское национальное государство-убежище не проявило сострадания к собственным гражданам, пережившим огненный ад и смотревшим смерти в глаза, значит, здесь, на земле Сиона разразилась новая катастрофа.
   Холокост аморальности.
  
   "Новости недели" , 19.04.07
   Материал предоставлен автором
   Фотоиллюстрации автора

Взято с http://world.lib.ru/k/krawchik_e/070421_kravchik_holokost.shtml

Комментариев нет:

Отправить комментарий